Памятник Анджолине Бозио, 1861 год

Выборгское римско-католическое кладбище

Выборгское римско-католическое кладбище — первое в Санкт-Петербурге кладбище католической общины, существовавшее с 1856 по 1939 год. Было устроено в Выборгской части на бывшем Куликовом поле, которое до середины XIX века имело преимущественно сельскохозяйственное назначение. В церковных и светских документах конца XIX века в основном именовалось кладбищем Св. Марии, поскольку в 1879 году на кладбище был освящён Храм Посещения Пресвятой Девой Марией Елизаветы. Впоследствии в крипте храма было произведено несколько десятков захоронений.

Самое большое из всех католических кладбищ, когда-либо существовавших на территории современной России; на кладбище было произведено около 40 тысяч захоронений. Большинство похороненных — поляки и белорусы. Последнее захоронение произведено в 1928 году. Ликвидировано постановлением президиума Ленсовета от 22 октября 1939 года. Практически все намогильные памятники были уничтожены к началу 1950-х годов, элементы этих памятников использовались в хозяйственных целях преимущественно для мощения дорог. К настоящему времени бо́льшая часть территории кладбища занята промышленно-хозяйственными зданиями и сооружениями, сохранились только два надгробия.

История

До 1917 года

Учреждение

Максимилиан Лейхтенбергский
Максимилиан Лейхтенбергский

В первой половине XIX века вопрос об устройстве в Петербурге обособленного католического кладбища неоднократно ставился представителями католического духовенства перед высшими государственными установлениями. Актуальность этого вопроса была обусловлена значительным ростом численности петербургской католической общины: в середине XVIII века она насчитывала около 2 тысяч человек, к концу этого века — 6—8 тысяч1, а к середине XIX века — уже около 30 тысяч2. В конце XVIII столетия число погребений католиков составляло 50—60 в год3, эти погребения согласно законодательству производились на лютеранских кладбищах, что сопровождалось соответствующими трудностями исполнения католических обрядов2.

Деятельное содействие решению вопроса устройства кладбища оказывал самый высокопоставленный в то время католик Российской империи — герцог Максимилиан Лейхтенбергский, женатый на дочери императора Николая І великой княгине Марии Николаевне4. Герцог непосредственно ходатайствовал перед Николаем I об устройстве кладбища5. В ноябре 1854 года была образована комиссия для составления предположений об увеличении существующих и учреждении новых кладбищ в Санкт-Петербурге. В 1855 году комиссия представила генерал-губернатору Санкт-Петербурга П. И. Игнатьеву предположение об отводе участка под католическое кладбище на Куликовом поле Выборгской части города. Генерал-губернатор одобрил предположение и направил документы на заключение главноуправляющему путями сообщения и публичными зданиями графу П. А. Клейнмихелю. Тот согласился с отводом участка и передал документы министру внутренних дел графу С. С. Ланскому. Последний поддержал ходатайство и представил доклад на высочайшее усмотрение. Длительная переписка и дискуссии по этой теме завершились 20 января 1856 года, когда император Александр II наложил резолюцию «исполнить» на докладе С. С. Ланского, повелев тем самым выделить для устройства кладбища земельный участок на Куликовом поле Выборгской части, которое имело преимущественно сельскохозяйственное назначение62. Распоряжением деканаЮзефа Максимилиана Станевского 6 февраля 1856 года был образован особый комитет по устройству кладбища «из благонамеренных прихожан». Руководителем комитета стал иеромонах храма Св. Екатерины Доминик Лукашевич, собиравший с 1839 года пожертвования на устройство кладбища, всего им было собрано более 60 тысяч рублей78.

Особенности

Территория кладбища площадью 109 тысяч квадратных метров в плане представляла собой трапецию, боковые стороны которой имели длину 582 метра и 580 метров, основания — 213 метров и 166 метров9. 16 мая 1856 года кладбище было освящено администратором Могилёвской архиепархииАнтонием Фиалковским. В первые же годы существования кладбища на его территорию были перенесены десятки захоронений с других кладбищ Петербурга, в основном — с Волковского лютеранского и Смоленского лютеранского10, поскольку на этих кладбищах допускалось захоронение католиков11.

Общая сумма затрат на устройство кладбища и строительство часовни и служебных зданий составила около 150 тысяч рублей12. В 1859 году на кладбище была освящена часовня, позже перестроенная в храм Посещения девой Марией Елизаветы, освящённый в 1879 году. Архитектором этих зданий был Н. Л. Бенуа. 14 декабря 1898 года Н. Л. Бенуа был похоронен в семейном склепе без оплаты выделенного для склепа пространства в крипте спроектированного им храма13. Через некоторое время после освящения храма кладбище в конце XIX века стало в основном именоваться в церковных и светских документах кладбищем Св. Марии, в честь которой был назван храм14.

Начиная с 1871 года Комиссия городской управы по устройству кладбищ неоднократно ходатайствовала о закрытии городских кладбищ, в том числе римско-католического, исходя, в частности, из санитарно-гигиенических соображений, но соответствующие решения не были приняты15.К 1871 году на кладбище было произведено 7905 захоронений, а к 1894 году — уже около 22 00016. В начале XX века годовые доходы кладбища составляли от 17 до 20 тысяч рублей, расходы — от 9 до 13 тысяч рублей17. До 1903 года кладбищем управляла администрация прихода храма Св. Екатерины, в начале 1903 года был образован приход Храма Посещения Пресвятой Девой Марией Елизаветы и кладбище перешло в ведение причта этого прихода17.

Перезахоронение праха митрополита Казимира Дмоховского, 1901 год
Перезахоронение праха митрополита Казимира Дмоховского, 1901 год

В 1905 году католическое духовенство ходатайствовало о прирезке к кладбищу дополнительного участка, но Городская дума в этом отказала, поскольку ранее ею было принято решение о постепенном закрытии существующих в черте города кладбищ17. В 1908 и 1911 годах администрация кладбища просила о прирезке к нему участка бывшего Холерного кладбища, расположенного чуть севернее католического, но получала отказы18.В 1912 году захоронения на кладбище были ограничены в связи с его заполнением и устройством католического участка на Успенском кладбище. К этому времени на кладбище было произведено около 40 тысяч захоронений, примерно четвертую часть погребённых составляли иностранцы. В национальном составе похороненных преобладали поляки и белорусы, относительно большие группы составляли немецко-, франко- и италоязычные католики, а также литовцы и латыши19. Кладбище — самое большое из всех католических кладбищ, когда-либо существовавших на территории современной России20.

В первые годы существования кладбища к нему со стороны Невы вела только Старо-Муринская дорога, участок которой пролегал вдоль восточной границы кладбища. Эта дорога в 1871 году была переименована в Арсенальную улицу21. В начале XX века к Арсенальной улице на участке восточной границы кладбища примкнула Минеральная улица, а вдоль западной границы пролегла Успенская улица22.

Участки

Схема кладбища
Схема кладбища

Митрополит Антоний Фиалковский 6 июля 1873 года поручил «разделить кладбище, на кварталы, с определением цены каждого, а бедным бесплатно». Однако по ряду свидетельств такое разделение было произведено уже при открытии кладбища.Территория кладбища была поделена на 45 участков, категория каждого из которых определялась в основном расстоянием до храма, располагавшегося в центре кладбища. Цена места составляла от 5 до 500 рублей, в крипте храма — 2000 рублей23. Неимущие и солдаты могли быть бесплатно похоронены на периферийных участках. Указанные цены не распространялись на священнослужителей, захоронение которых производилось, в зависимости от их ранга, в крипте или на ближайших к храму участках бесплатно. В 1873—1875 годах для захоронения священников были выделены первые ряды на прилегающих к храму участках святых Брунона, Людовика, Гугона и Альфреда. В эти же годы все участки кладбища были благоустроены, дорожки были утрамбованы и отремонтированы, вдоль них были высажены деревья. Места, занятые могилами, за которыми длительное время не было ухода, использовались повторно24.

После 1917 года

В 1918 году в связи с переполнением кладбище было закрыто для новых захоронений решением митрополита Эдуарда фон Роппа25, однако после этого несколько десятков умерших были похоронены в братских могилах18. Решение митрополита не вступило в силу в связи с изменением порядка управления кладбищем. Согласно декрету Совнаркома «О кладбищах и похоронах» от 7 декабря 1918 года все кладбища, а также организация похорон поступили «в ведение местных Совдепов»26. В соответствии с этим декретом в Петросовете была образована Постоянная комиссии по национализации кладбищ, и с 1 февраля 1919 года кладбище поступило в ведение Комиссариата внутренних дел Петроградской трудовой коммуны27. При этом передаче подлежали все без исключения материальные ценности, включая не только недвижимое имущество, но и инвентарь28. В сентябре 1920 года в Комиссию по национализации кладбищ поступили жалобы, в которых указывалось о разорении на кладбище могил и памятников, надругательстве над останками, загрязнении могил объедками и экскрементами, использовании часовен для распутства18.

Крипта, март 2017 года
Крипта, март 2017 года

К 1920 году в крипте кладбищенского храма, помимо постоянных захоронений, находилось около 100 металлических гробов с прахом покойных. Эти гробы во время Первой мировой войны помещались в крипту в ожидании возможности отправки в Польшу для захоронения после завершения военных действий. В дальнейшем такой возможности препятствовала Гражданская война. В июне 1920 года все металлические гробы были извлечены из крипты вооружённым отрядом большевиков и перевезены на Успенское кладбище. На этом кладбище гробы были вскрыты и содержащиеся в них останки были переброшены лопатами в деревянные ящики и закопаны в общей могиле. Лишь в нескольких случаях родственникам покойных удалось получить их останки для отдельного захоронения в результате взяток командиру отряда. Основанием для таких действий отряда была потребность Красной армии в металлических гробах для перевозки к местам захоронения останков погибавших на фронтах гражданской войны представителей начальствующего состава2930.

Связанные с управлением кладбищем конфликты представителей духовенства с должностными лицами органов советской власти продолжались в течение нескольких лет. Причинами конфликтов, в частности, являлись решения органов советской власти о новых захоронениях «в порядке исключения»31. По свидетельству почётного прелата Его Святейшества священника Константина Будкевича, «комиссар за взятки разрешает кого угодно хоронить без церковных обрядов»32.

Закрытие и ликвидация

В 1928 году кладбище было окончательно закрыто. Уже в 1930 году на кладбище наблюдалось множество следов гробокопательства и вандализма по отношению к надгробиям33. В 1931—1933 годах через территорию кладбища была проложена Минеральная улица, сведений о глубине дорожного корыта и проведении официальной эксгумации на соответствующей территории кладбища не имеется.Деятельность расположенного на территории кладбища храма Посещения девой Марией Елизаветы была прекращена с 1 ноября 1938 года постановлением Президиума ВС РСФСР от 7 сентября 1938 года3435.Постановлением президиума Ленсовета от 22 октября 1939 года кладбище было ликвидировано. Этим же постановлением было подтверждено решение президиума Красногвардейского райсовета от 14 мая 1939 года о ликвидации на кладбище всех могильных сооружений34.

В процессе ликвидации кладбища с марта 1940 года памятники использовались для получения мраморной крошки и щебёнки, намогильные плиты — для устройства тротуаров, металлические элементы могил сдавались в металлолом363738. К началу 1950-х годов практически все намогильные памятники были уничтожены. К концу 1970-х годов бо́льшую часть территории кладбища заняли промышленно-хозяйственные здания и сооружения36.

Перенос захоронений

Несколько захоронений и надгробий с 1928 по 1940 год были перенесены на другие кладбища. При этом были случаи как переноса захоронения без надгробия (К. К. Данзас), так и переноса надгробия без захоронения (И. П. Мержеевский). На другие кладбища были перенесены следующие захоронения39.

  • Бозио, Анджолина.
  • Борковский, Иван Фомич.
  • Бруни, Фёдор Антонович.
  • Данзас, Константин Карлович.
  • Ключинский, Викентий.
  • Краевский, Владислав Францевич.
  • Премацци, Луиджи.
  • Ячевский, Леонард Антонович.

После 2002 года

15 декабря 2002 года было принято судебное решение о передаче здания храма в пользование католической общине. Договоры о безвозмездном пользовании и о сдаче-приёмке здания были подписаны Комитетом по управлению городским имуществом и общиной соответственно 7 и 9 апреля 2004 года. Приходу в безвозмездное пользование была передана примыкающая к храму территория площадью 33 762 м², включающая бывшие кладбищенские участки святых Брунона, Павла, Петра, Викентия и Доминика. В одной из часовен, находящихся у бывшего входа на кладбище, планировалось устроить колумбарий40.К настоящему времени сохранилось только два надгробия. Свободный доступ имеется к одному из них, расположенному на территории прихода. Это надгробие в форме часовни высотой около 5 метров, установленное на могиле профессора архитектуры, тайного советникаА. К. Красовского41 (1817—1875). Второе надгробие, видимая часть которого выступает над уровнем земли в форме сегмента сферы с надписью на итальянском языке42, расположено на недоступном для свободного посещения земельном участке43.

В 2019 году археологической экспедицией было заложено два разведочных шурфа на участках святых Петра и Павла. В результате были обнаружены два ранее разрушенных основательных склепа. Толщина техногенных напластований, сформировавшихся над ними во второй половине XX века, составила 0,70—0,90 м44.

Сведения о похороненных на кладбище

К настоящему времени книги кладбищенской конторы не обнаружены и, скорее всего, они утрачены безвозвратно. Частично сохранились метрические книги Санкт-Петербургского (Петроградского) деканата об умерших, похороненных на кладбище. Часть таких книг за период с 1887 по 1903 год с перерывами хранится в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга45, часть — в Национальном историческом архиве Беларуси. Некоторые сведения о похороненных имеются в делах других архивных учреждений. В издании «Петербургский некрополь»46 имеются сведения о примерно полутора тысячах захороненных на кладбище дворянах, представителей духовенства и купечества, а также некоторых выдающихся лиц других сословий. В 2010 году был опубликован документ, обобщающий информацию о похороненных на кладбище, имеющуюся во всех вышеперечисленных источниках (5731 запись)10. Среди этих записей автор выделил несколько десятков высокостатусных лиц, перечень которых с указанием фамилий и инициалов явился основой представленных ниже списков47. В эти списки не включены лица, полное именование которых установить не удалось.

В крипте храма

Список

  • Бенуа, Николай Леонтьевич (1813—1898) — архитектор.
  • Борковский, Иван Фомич (1831—1917) — генерал от инфантерии.
  • Дзевалтовский-Гинтовт, Александр Казимир (1821—1889) — митрополит, архиепископ Могилевский.
  • Головинский, Игнатий (1807—1855) — митрополит, архиепископ Могилевский.
  • Дмоховский, Казимир (1780—1851) — митрополит, архиепископ Могилевский.
  • Ивашкевич, Георгий (1819—1875) — суффраган Могилевский.
  • Клопотовский, Болеслав Иероним (1848—1903) — митрополит, архиепископ Могилевский.
  • Ключинский, Викентий (1847—1917) — митрополит, архиепископ Могилевский.
  • Козловский, Симон Мартин (1819—1899) — митрополит, архиепископ Могилевский.
  • Лукашевич, Доминик (†1876) — приор Петербургского конвента ордена проповедников.
  • Потоцкий, Болеслав Станиславович (1805—1893) — граф, обер-шенк.
  • Потоцкий, Лев Северинович (1789—1860) — граф, дипломат, действительный тайный советник.
  • Потоцкий, Станислав Станиславович (1787—1831) — граф, генерал-майор, генерал-адъютант, тайный советник, обер-церемониймейстер.
  • Потоцкий, Станислав Щенсный (1753—1805) — военный и политический деятель Речи Посполитой, генерал русской службы.
  • Сабир, Иосиф Иосифович (1777—1864) — генерал-майор.
  • Серра-де-Каприола, Антонио Мореско (1750—1822) — герцог, дипломат.
  • Станевский, Юзеф Максимилиан (1795—1871) — суффраган Могилевский.
  • Фиалковский, Антоний (1797—1883) — митрополит, архиепископ Могилевский.
  • Ячевский, Леонард Антонович (1858—1916) — геолог.

На открытых участках

Список

  • Августинович, Октавий Петрович (†1886) — генерал-лейтенант.
  • Анкудович, Викентий Александрович (1792—1856) — математик.
  • Арцимович, Виктор Антонович (1820—1893) — губернатор, сенатор.
  • Бентковский, Карл Феликсович (1820—1901) — инженер путей сообщения, тайный советник.
  • Бозио, Анджолина (1830—1859) — оперная певица.
  • Бонафеде, Леопольд Петрович (1833—1878) — художник-керамист, химик.
  • Бонафеде, Юстиниан Петрович (1823—1866) — профессор мозаики.
  • Бржозовский, Евгений Феликсович (1858—1907) — архитектор.
  • Бруни, Фёдор Антонович (1799—1875) — художник.
  • Врублевский, Антоний (†1875) — прелат.
  • Вылежинский, Бронислав Титович (1840—1895) — инженер-технолог, профессор, действительный статский советник.
  • Гезен, Август Матвеевич (1841—1892) — действительный статский советник.
  • Гильфердинг, Фёдор Иванович (1798—1864) — дипломат, сенатор, тайный советник.
  • Главач, Войтех Иванович (1849—1911) — дирижёр, органист-виртуоз.
  • Глезмер, Станислав Петрович (1853—1916) — промышленник, член Государственного совета.
  • Гурко, Иосиф Александрович (1782—1857) — генерал-лейтенант, действительный тайный советник.
  • Данзас, Константин Карлович (1801—1870) — секундант А. С. Пушкина, генерал-майор.
  • Данилло, Станислав Никодимович (1849—1897) — психиатр, невропатолог, токсиколог.
  • Дациаро, Иосиф Христофорович (1806—1865) — первый в России частный издатель высококачественной художественной полиграфической продукции.
  • Дерфельдт, Антон Антонович (1810—1869) — военный дирижёр и композитор.
  • Добровольский, Франциск (†1893) — петербургский декан.
  • Евневич, Ипполит Антонович (1831—1903) — профессор.
  • Ивановский, Антон Доминикович (1823—1873) — профессор, богослов.
  • Иодкевич, Зенон (1815—1896) — прелат Тираспольский.
  • Карлович, Владислав-Фома Михайлович (1834—1892) — генерал-майор.
  • Клевщинский, Антон Антонович (1845—1902) — академик архитектуры.
  • Краевский, Владислав Францевич (1841—1901) — статский советник, врач, методист физической культуры.
  • Красовский, Аполлинарий Каэтанович (1817—1875) — тайный советник, профессор архитектуры.
  • Кросновский, Марианн Альбертович (1831—1891) — действительный статский советник, профессор.
  • Крынский (Кринский), Платон Яковлевич (1806—1878) — генерал-лейтенант.
  • Кучевский, Мартын Альбертович (1817—1888) — генерал-лейтенант.
  • Литвинович, Александр (1796—1860) — прелат.
  • Лыщинский, Анзельм Амвросиевич (1803—1868) — генерал-майор.
  • Маевский, Карл Яковлевич (1824—1897) — тайный советник, инженер-архитектор.
  • Мержеевский, Иван Павлович (1838—1908) — тайный советник, психиатр и невропатолог.
  • Мощицкий, Доминик (1800—1875) — прелат Минский.
  • Новицкий, Антон Юлианович (1833—1900) — тайный советник, инженер-механик, архитектор.
  • Плавский, Александр Михайлович (1807—1884) — сенатор.
  • Плюшар, Адольф Александрович (1806—1865) — издатель.
  • Поплавский, Иван Варфоломеевич (1822—1893) — действительный статский советник.
  • Премацци, Луиджи (1814—1891) — художник-акварелист.
  • Пуни, Цезарь (1802—1870) — композитор.
  • Равич, Иосиф Ипполитович (1822—1875) — действительный статский советник, ветеринар.
  • Раселли, Станислав Францевич (†1907) — тайный советник.
  • Раселли, Франц Иванович (1807—1883) — тайный советник, горный инженер.
  • Ронкони, Феличе (1811—1875) — оперный певец и музыкальный педагог.
  • Рост, Софья (урожденная Тер-Рееген; в первом браке Гебгардт; 1813—1887) — российская предпринимательница голландского происхождения, основательница первого зоосада в Петербурге (ныне Ленинградский зоопарк).
  • Рудзкий, Александр Фелицианович (1838—1901) — заведующий кафедрой Лесного института.
  • Симашко, Юлиан Иванович — писатель, педагог, действительный статский советник.
  • Фейхтнер, Константин Константинович (†1877) — тайный советник.
  • Флери, Виктор Иванович (1800—1856) — статский советник, сурдопедагог.
  • Чиарди, Чезаре (1818—1877) — флейтист-виртуоз, композитор.
  • Шарлемань, Адольф Иосифович (1826—1901) — художник.
  • Шарлемань, Иосиф Иванович (1782—1861) — архитектор.
  • Шарлемань, Иосиф Иосифович (1824—1870) — архитектор, художник.
  • Яницкий, Константин Францевич (1817—1875) — действительный статский советник, флагманский доктор Балтийского флота.
  • Ястржембёвский, Роман Феофилович (1834—1889) — прелат.

Примечания

  1. , с. 6.
  2. , с. 174.
  3. , с. 11.
  4. , с. 15.
  5. , с. 31.
  6. , с. 32, 33.
  7. , с. 33, 34.
  8. , с. 17.
  9. , с. 18.
  10. Метрические экстракты (645 c.) — приложение в формате doc на компакт-диске к изданию: Козлов-Струтинский С. Г.Бывшее Выборгское римско-католическое кладбище в Санкт-Петербурге и церковь во имя Посещения Пресв. Девой Марией св. Елисаветы // Материалы к истории римско-католического прихода во имя Посещения Пресв. Девой Марией св. Елисаветы и к истории католического кладбища Выборгской стороны в Санкт-Петербурге. — Гатчина: СЦДБ, 2010. — 263 с.
  11. Козлов-Струтинский С. Г.Католические кладбищенские участки // Католическая Церковь в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Краткие исторические очерки.. — СПб., 2009. — С. 15—16. — 35 с.
  12. , с. 17—18.
  13. , с. 24.
  14. , с. 19.
  15. , с. 40.
  16. , с. 22.
  17. , с. 25.
  18. , с. 26.
  19. , с. 90.
  20. Лаврентьев Н.История Выборгского римско-католического кладбища : [арх. 23.04.2022] // Санкт-Петербургский Митрофаниевский союз. — 2011. — 16 августа. — Дата обращения: 07.05.2022.
  21. Арсенальная улица // Городские имена сегодня и вчера: Петербургская топонимика / сост. С. В. Алексеева, А. Г. Владимирович, А. Д. Ерофеев и др. — 2-е изд., перераб. и доп. — СПб.: Лик, 1997. — 288 с. — (Три века Северной Пальмиры). — ISBN 5-86038-023-2.
  22. Успенская ул. // Топонимический портал Санкт-Петербурга. — Дата обращения: 12.05.2022.
  23. , с. 24.
  24. , с. 20—21.
  25. , с. 62.
  26. О кладбищах и похоронах // Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1917—1918 гг.. — М.: Управление делами Совнаркома СССР, 1942. — С. 1275—1276. — 1483 с.
  27. , с. 65.
  28. , с. 64.
  29. , с. 27, 28.
  30. , с. 67—68.
  31. , с. 65—66.
  32. , с. 28.
  33. Книга Памяти: Мартиролог католической церкви в СССР / Сост. Б. Чаплицкий, И. Осипова. — М.: Серебряные нити, 2000. — С. 8. — LXIII, 766 с. — 1000 экз. — ISBN 5-89163-048-6.
  34. , с. 72.
  35. , с. 42.
  36. , с. 73.
  37. Пожарский К.Бывшее Римско-Католическое Выборгское кладбище в Санкт-Петербурге : [арх. 15.07.2019] // Святилище санкт-петербургской божьей матери трижды предивной. Приход св. Станислава, епископа и мученика Римско-католической церкви в Санкт-Петербурге. — Дата обращения: 07.05.2022. (Фрагмент издания Бывшее Выборгское римско-католическое кладбище в Санкт-Петербурге (1856—1950). Книга памяти. / Сост. отец К. Пожарский. — СПб. — Варшава: Типография Правда 1906, 2003.)
  38. При реконструкции площади Ленина в Санкт-Петербурге найдены гранитые плиты с уничтоженного в 1930-х годах римско-католического кладбища : [арх. 06.09.2018] // Портал-Credo.Ru. — 2005. — 10 августа. — Дата обращения: 07.05.2022.
  39. , с. 68, 69, 73.
  40. Струтинский С.Четыре вопроса o восстановлении церкви (декабрь 2011) : [арх. 06.02.2016] // Visitatio Mariae. Храм Посещения Пресвятой Девой Марией Елизаветы. — 2012. — 17 января. — Дата обращения: 09.05.2022.
  41. Могила проф. А. К. КрасовскогоАрхивная копия от 28 октября 2016 на Wayback Machine — на Сайте храма посещения пресвятой Девой Марией Елизаветы.Архивная копия от 22 декабря 2014 на Wayback Machine
  42. , с. 73—74.
  43. , с. 85.
  44. , с. 38—39.
  45. ЦГИА СПб. Фонд 1921. Опись 1. Архивы Санкт-Петербурга. Дата обращения: 28 января 2020.Архивировано 15 февраля 2020 года.
  46. Петербургский некрополь / Сост. В. И. Саитов. — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1912—1913. — Т. 1—4.
  47. , с. 22—24.