Домик Каширина

Домик Каширина

Домик Каширина — музей, расположенный в Нижнем Новгороде, Почтовый съезд, д. 21, в доме деда М. Горького (А. М. Пешкова) по материнской линии. Объект культурного наследия народов РФ федерального значения.

Описан в повести «Детство». Одноэтажный, на полуподвале деревянный дом, в пяти комнатах которого проживала семья из шестнадцати человек1. Интерьеры восстановлены.

Главный дом бывшей усадьбы Кашириных — одно из старейших зданий Нижнего Новгорода, построенное в конце XVIII века. На территории музея также расположены воссозданные хозяйственные постройки — каретник, амбар, красильня. Двор замощён булыжником.

Официальное название

Музей детства А. М. Горького («Домик Каширина»). Филиал Государственного ордена Почёта музея А. М. Горького.

История усадьбы

Домик Каширина
Домик Каширина

Архивные документы содержат сведения, что первым владельцем городской усадьбы в конце XVIII века являлся нижегородский купец А. И. Брызгалов, занимавшийся перевозкой хлеба на своих судах в Санкт-Петербург и торговавший рыбой и холстами на Нижнем базаре. Дом Брызгалова тогда располагался на Успенском съезде (сегодня — Почтовый съезд). В рабочей избе и красильне, позади дома, жила и работала семья его крепостных мастеров красильного дела — Можаровых2.

В 1817 году Брызгалов скончался и усадьба перешла к его сестре Марии. Купеческие крепостные Можаровы записались в Нижегородское цеховое общество, в красильный цех, став городскими ремесленниками. В 1821 году младший Можаров, Иван, во время сбора заказов в Балахне встретил старшую сестру В. В. Каширина — Надежду Васильевну и женился на ней, а через десять лет Мажаровы выкупили усадьбу на Успенском съезде. Тогда же со стороны кухни была пристроена т. н. комната Михаила и деревянный «магазин» для приёма-сдачи товара. Красильный промысел Можаровых считался лучшим в городе2.

В 1840 году умер владелец усадьбы с красильней Иван Андреевич Можаров, имущество перешло к его жене. Через три года, после пожара, она выстроила новую каменную красильню. Надежда Васильевна Можарова умерла в 1844 году. Наследниками стали её сын Павел, учившийся в гимназии, и дочь Екатерина, в замужестве Никольская2.

В 1852 году Павел, будучи уже студентом Казанского университета, и его сестра Екатерина продали дяде В. В. Каширину свой дом, «состоящий в Рождественской части третьего квартала под № 1208, в межах коего, идучи во двор, состоят по сторонам дома, правую мещанки Сырейщиковой, левую г. Головинской, а позади садовое место купца Брызгалова»2.

Мерою же под тем нашим домом и строением земли поперешнику с лица по улице десять сажен и три четверти аршина, в заднем конце восемь сажен, длиннику по сторонам, правую десять сажен, а левую восемь сажен… А взяли мы, Никольская и Можаров, у него, Каширина, за тот, проданный ему дом со строением и землёю, денег российскою серебряною монетою 428 рублей с тем, чтобы пошлины по сей купчей и за гербовую бумагу платить нам, продавцам.Купчая на усадьбу 1852 года2.

После раздела имущества семьи усадьба перешла к сыну Василия Каширина — Якову Васильевичу Каширину. В 1876 году он продал домовладение виноторговцу Федору Дормедонтовичу Иванову. Я. В. Каширин остановил работу красильни, разобрал печи, вытащил оборудование и перевёз всё имущество на Напольную улицу (сегодня — улица Белинского) с целью открыть там красильню заново. Однако конкуренты перехватили заказы и дело пришлось прекратить. Так окончило своё существование старинное красильное заведение Кашириных2.

Новый владелец сразу стал приспосабливать усадьбу под своё дело. Бывшую красильню переделали под дровяник, а сарай заняли ящиками из-под вина. В феврале 1893 года Иванов решил капитально отремонтировать дом и перестроить некоторые строения. Тогда он обратился к городскому архитектору Григорьеву с просьбой разработать проект на постройку каменной одноэтажной лавки на месте бывшего каширинского «магазина». Чертёж был утверждён городской управой 10 февраля 1893 года, при этом предписывалось снести также красильню, сарай и другие строения. Однако, Иванов не выполнил распоряжение и был снесён только бывший «магазин»2.

В 1897 году Ф. Д. Иванов снова обратился в городскую управу, с просьбой прирезать ему пустопорожний участок умершей соседки Евдокии Григорьевны Головинской. В просьбе было отказано. В 1905 году Ф. Д. Иванов умер и усадьба перешла к его вдове Любови Дмитриевне, которая под давлением своего воспитанника Алексея Фёдоровича Ильина, продала дом маклеру Ф. А. Косареву. Главному дому усадьбы тогда было уже более ста лет, он покосился и покупателей долго не находилось. Заключив сделку с Косаревым, Иванова с Ильиным съехали на квартиру на Малой Ямской улице, а позже в Канавино. По воспоминаниям А. М. Пановой, Ильин в тот момент непробудно пил, пока у Любови Дмитриевны не кончились деньги, а после оставил её в канавинской богадельне, где она и скончалась2.

В бывшей ивановской винной лавке с вывеской «Взойдём — отдохнём» Ф. А. Косарев сразу же развернул торговлю пивом. Место усадьбы считалось прибыльным, так как располагалось на Успенском съезде, где горожане поднимались в гору с Волги. Косарев решил расширить пивную за счёт присоединения соседней комнаты в доме, перестроить часть фасада и сделать соседнее окно двойным, «итальянским», без переплётов. 27 октября 1906 года городская управа разрешила перестройку. В 1910 году Косарев снова обратился в городскую управу с просьбой продать ему соседнюю выморочную землю покойной Головинской, так как на его дом с землёй нашёлся хороший покупатель2.

В тот момент Ф. А. Косареву так и не удалось продать усадьбу. В 1916 году, перед своей смертью, он продал дом за бесценок на слом городской управе. Снести здание не успели. Произошла октябрьская революция и управа была ликвидирована. Вся городская недвижимость стала бесхозной и домик на Успенском съезде сразу же самовольно заняли бездомные волжские грузчики, семейные и одинокие2.

В 1920-е годы, в период НЭПа, в доме снова открылась пивная. Именно в тот период все полуразвалившиеся старые надворные постройки были сломаны и пошли на дрова. Жильцы постоянно менялись, а хозяин пивной построил новый сарай вместо старого2.

История создания музея

Усадьба Кашириных на Успенском съезде — место действия повести А. М. Горького «Детство». Написана она была в 1912 году на Капри. В произведении было запечатлено множество неповторимых, подлинных деталей жизни писателя в 1871—1872 годах в доме его деда В. В. Каширина. Повесть имела большой успех. В 1933 году горьковчане решили воссоздать дом Каширина и постройки усадьбы в том виде, как описал их сам Горький. Данную идею высказал Ф. П. Хитровский, его поддержали в горисполкоме и Наркомпросе, где музейным делом ведали Н. К. Крупская, Феликс Кон и другие старые революционеры2.

Фёдор Павлович Хитровский был другом А. Горького. В 1895 году он стал репортёром газеты «Нижегородский листок», где годом позднее, после приезда из Самары, начал работать и Горький. Они познакомились и подружились. Фёдор Павлович стал первым изучать историю усадьбы Кашириных, однако до конца выполнить эту работу ему не удалось2.

Открытие музея состоялось 1 января 1938 года1.

Современный период

В рамках мероприятий к 150-летнему юбилею А. М. Горького, который включён в перечень значимых памятных дат ЮНЕСКО и широко отмечался в марте 2018 года, в музее за счёт средств областного бюджета были проведены ремонтно-реставрационные работы. Прежде подобные работы в музее осуществлялись в 1983—1984 годах. Помимо этого, в январе 2018 года в помещении флигеля открылся детский музейный центр, оснащённый оборудованием для организации и проведения занятий для детей в возрасте от 4 до 14 лет3.

Экскурсия по залам музея

В этом доме Горький жил с матерью с августа 1871 по весну 1872 года.

В музее воспроизведена подлинная обстановка дома мещан Василия Васильевича и Акулины Ивановны Кашириных, деда и бабушки писателя. Создавая экспозицию, музейные работники опирались, прежде всего, на автобиографическую книгу Горького «Детство»1.

Отдельные комнаты в доме имели дед, это парадная комната дома, бабушка. Самое большое помещение занимала кухня. Будущий писатель жили в подклети, полуподвальном помещении с отдельным входом из сеней1.

Экспозиция музея построена на «уживании» (взаимопроникновении) художественного содержания повести Горького и реального мещанского мира с прораставшим через «свинцовые мерзости» «доброго-человечьего»1.

Посетителям предлагаются тематические экскурсии:

  • Алёша Пешков в мещанской семье Кашириных;
  • Быт и нравы нижегородских мещан;
  • Повесть «Детство» — вечная русская книга.

Экскурсия начинается с кухни. Обстановка: стол, накрытый самотканой скатертью, на столе большое деревянное блюдо для еды. Деревянные ложки и солоница, тарелка для резки мяса, огарок свечи в железном подсвечнике. В правом углу — иконостас, в левом — «горка» с посудой. Вдоль стены — русская печь. У печи, в деревянной лохани под чугунным рукомойником — розги, напротив — деревянная скамья, на которой Василий Каширин порол внуков. За печью — ухваты. кочерга, полка с кухонной посудой.

Из кухни дверь ведёт в комнату деда. В этой комнате, у стены, стоит диван. Над ним висит большая фотография — гласные Нижегородской думы 1862—1863 годов. В центре помещения — стол, на нём — раскрытая книга «Христианский памятник», рядом — гусиное перо для письма. В переднем углу, под иконами — сундук-подголовник для хранения ценностей, около двери — горка с парадной посудой. На вешалке, возле печи — парадный кафтан старшины красильного цеха и бархатный жилет. Около двери, на гвоздике, висит енотовая шуба.

Следующее помещение — комната бабушки. У окна — комод, на нём — копилка, сундучки-укладки, предметы для рукоделия. Рядом с комодом, у окна — подушка с коклюшками. Вдоль стены — кровать с пуховой периной, покрытая стёганым одеялом, сверху — гора подушек в белых наволочках. Над кроватью висит чёрная шёлковая тальма, украшенная стеклярусом. За кроватью, в углу, — большой деревянный сундук. Над ним развешана женская одежда и укреплены старинные часы с маятником.

Комната Михаила — дяди М. Горького. Обстановка комнаты: комод, овальное зеркало, полумягкий диван с резной спинкой. Около окна небольшой стол, на нём — медный самовар с чайной посудой, штоф из-под вина, большие рюмки. На стене над комодом висят семейные фотографии. В комнате можно увидеть парадную одежду: сюртук из чёрного сукна, рубахи-косоворотки, тканые пояса, женские платья.

Через сени, заставленные различной хозяйственной утварью, можно выйти во двор. Во дворе находятся хозяйственные постройки: красильня, сарай, каретник4.

Вдоль забора расставлены старые котлы, к забору прислонён дубовый надмогильный крест, напоминающий о трагической гибели Вани Цыганка.

Наиболее уникальные коллекции музея

  • Предметы быта из семьи Кашириных-Пешковых — 154 единицы, в том числе икона «Богоматерь Тихвинская» (XIX век) и деревянная ложка середины XIX века.
  • Собрание изданий повести А. М. Горького «Детство» на языках народов мира с 1914 года.

Примечания

  1. Путеводитель. Государственный музей А. М. Горького. Издательство ДЕКОМ, 2018
  2. Забурдаев Н. А. Об усадьбе Кашириных на Успенском съезде // Записки краеведов. — Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1988. — С. 179—187.
  3. Глеб Никитин открыл новый детский музейный центр в «Домике Каширина». Официальный сайт правительства Нижегородской области.
  4. «Дошли до конца съезда. На самом верху его, прислоняясь к правому откосу и начиная собой улицу, стоял приземистый одноэтажный дом, окрашенный грязнорозовой краской, с нахлобученной низкой крышей и выпученными окнами. С улицы он показался мне большим, но внутри его, в маленьких, полутёмных комнатах, было тесно; везде, как на пароходе перед пристанью, суетились сердитые люди, стаей вороватых воробьёв метались ребятишки, и всюду стоял едкий, незнакомый запах».
    Максим Горький. Детство. Глава II